Павел Васильевтің
Музей-үйі
қаз

Иртыш

Камыш высок, осока высока, 
Тоской набух тугой сосок волчицы, 
Слетает птица с дикого песка, 
Крылами бьёт и на волну садится.

Река просторной родины моей,
Просторная,
Иди под непогодой,
Теки, Иртыш, выплёскивай язей –
Князь рыб и птиц, беглец зеленоводый.

Светла твоя подводная гроза, 
Быстры волны шатучие качели, 
И в глубине раскрытые глаза 
У плавуна, как звёзды, порыжели.

И в погребах песчаных в глубине, 
С косой до пят, румяными устами, 
У сундуков незапертых на дне 
Лежат красавки с щучьими хвостами.

Сверкни, Иртыш, их перстнем золотым! 
Сон не идёт, заботы их не точат, 
Течением относит груди им 
И раки пальцы нежные щекочут.

Маши турецкой кистью камыша, 
Теки, Иртыш! Любуюсь, не дыша, 
Одним тобой, красавец остроскулый. 
Оставив целым мёду полковша, 
Роскошествуя, лето потонуло.

Мы встретились. Я чалки сам отдам, 
Я сердца вновь вручу тебе удары... 
По гребням пенистым, по лебедям 
Ударили колёса «Товар-пара».

Он шёл, одетый в золото и медь, 
Грудастый шёл. Наряженные в ситцы,
Ладонь к бровям, сбегались поглядеть 
Досужие приречные станицы.

Как медлит он, теченье поборов, 
Покачиваясь на волнах дородных... 
Над неоглядной далью островов 
Приветственный погуливает рёв –
Бродячий сын компаний пароходных.

Катайте бочки, сыпьте в трюмы хлеб, 
Ссыпайте соль, которою богаты. 
Мне б горсть большого урожая, мне б 
Большой воды грудные перекаты.

Я б с милой тоже повстречаться рад –
Вновь распознать, забытые в разлуке, 
Из-под ресниц позолочённый взгляд,
Её волос могучий перекат
И зноем зацелованные руки.

Чтоб про других шепнула: «Не вини...» 
Чтоб губ от губ моих не отрывала, 
Чтоб свадебные горькие огни 
Ночь на баржах печально зажигала.

Чтобы Иртыш, меж рек иных скиталец, 
Смыл тяжкий груз накопленной вины, 
Чтоб вместо слёз на лицах оставались 
Лишь яростные брызги от волны!

Август 1934