Павел Васильевтің
Музей-үйі
қаз

Мерц З.С. "В поисках забытых имен"

(Новые материалы
о поэтическом окружении П.Васильева в 20-30-е гг.
в фондах Дома-музея П.Васильева)

Время безжалостно и неумолимо… Оно способно разрушить все, кроме человеческой памяти. А память, в свою очередь, может остановить стремительный бег времени и воскресить образы и дела людей давно ушедших.

Мы, работники музеев, убеждаемся в этом гораздо чаще других, но для того, чтобы сохранить эту память и возродить забытые славные имена, нам часто приходится буквально идти по “выжженным следам”.

Так было в прошлом году, когда, разбирая архив С.А.Музалевского, мы обнаружили письмо от Е.М. Пузыревой, датированное 23.12.1965 г. Это был ответ на обращение павлодарского областного радио к жителям города с просьбой предоставить какие-либо сведения о П.Васильеве. Елена Марковна писала, что работала в семье Васильевых-Ржанниковых, нянчила маленького Панечку, который свои первые шаги сделал именно с ее помощью. И если будет нужно, то она с радостью поделится своими воспоминаниями. Но никто к ней так и не пришел. Видимо, тогда это сообщение показалось малозначительным.

Мы же, горько сожалея о потерянном времени, кинулись искать теперь, хотя бы родственников Е.М.Пузыревой. Дома № 168 по улице Володарского, где она жила, сейчас уже нет. Но, благодаря помощи телефонисток из службы 09, мы нашли ее дочь Веру Степановну, которая стала нашим добрым другом. Она сообщила то немногое, что смогла вспомнить из рассказов ее матери о семье Васильевых, подарила нам фотографии. Но даже эти скупые сведения добавили новые штрихи к истории семьи Васильевых-Ржанниковых. А как были бы ценны для нас воспоминания самой Елены Марковны!

Летом же этого года я побывала в Караганде, туда “привел” меня Н.Титов, поэт, друг П.Васильева. Николай Ильич жил в этом городе во время Великой Отечественной войны, сотрудничал в редакции газеты “Социалистическая Караганда”, много печатался в “Казахстанской правде”.

Я работала в Государственном областном архиве и в Областной библиотеке им. Гоголя. И до сих пор меня не покидает чувство глубокой признательности к работникам этих учреждений. Высокий профессионализм в сочетании с доброжелательностью и искренней заинтересованностью в результате исследований – явились для меня приятным сюрпризом. Во многом благодаря им, фонды Дома-музея пополнились новыми экспонатами.

Листая пожелтевшие страницы газеты “Социалистическая Караганда” военных и послевоенных лет, я обнаружила стихи, фельетоны, заметки поэта и журналиста Н.Титова.

В 1943-44 гг. выездной редакцией газеты “Правда” специально для шахтеров Караганды выпускался боевой листок “Все для фронта”, в нем Титов печатал свою сатирическую поэму “Сеня Угольков”. Главный герой которой, заставлявший ежиться бюрократов и лодырей, пользовался огромной любовью среди шахтеров и был для них все равно, что Василий Теркин для солдат-фронтовиков.

Отдел агитации и пропаганды Карагандинского горкома партии выпускал шахтерские агитокна. Они выходили тиражом в 300 экземпляров и расклеивались на улицах Караганды. Оформлял агитокна художник В.Нестеров, а тексты писали Н.Титов и поэт А.Темиржанов.

В военные годы в Караганде были возрождены айтысы, которые должны были призывать шахтеров на трудовые подвиги, прививать любовь к многострадальной Родине, высмеивать человеческие пороки.

Состязания акынов на русский язык переводил также Н.Титов, кроме этого, он переводил и отдельные произведения степных поэтов: Шошубая Кошкарбаева, Омара Шипина, Жолдыкея Нурмагамбетова и др.

Вначале целью моей поездки был поиск публикаций Николая Титова, но в процессе работы я ознакомилась с архивом краеведа Ю.Г.Попова, в котором собраны материалы о многих известных казахстанских поэтах и писателях, побывавших здесь в свое время и, как выяснилось, среди них есть и друзья юности Павла Васильева.

Наш путь не отличен

на карте

На север! В туманную слизь
Усталые люди плелись
В своем устремленном

азарте

На север! Где тонкие льдины
Мерцающих солончаков
Легли на глухие равнины,
На рыжие спины холмов.

Где горькая пена воды
Ломает шершавые губы,
Где острая изморозь губит
Искателей Караганды.

Это строки из поэмы “Путь на Караганду” известного советского писателя и поэта А.И. Алдана-Семенова – “неугомонного путешественника, неутомимого исследователя всего нового, ранее неизведанного” (из письма Я.Кантера, хорошо знавшего Алдана-Семенова по работе в газете “Советская степь”, Ю.Попову от 24.11. 1983 г.).

Жизнь Андрея Игнатьевича была тесно связана с Казахстаном, с казахским народом, его поэтами и писателями, с культурой и жизнью степного края. Он много путешествовал по Казахстану: побывал на выработках драгоценных камней на Южном Алтае, плавал по Зайсану – озеру звонящих колоколов – так называют его казахи. Он писал о работе зайсанских рыбаков и углекопов Караганды, о строителях Джезказгана и Турксиба, о первых совхозах на землях Кустаная, Кокчетава, Петропавловска.

В 30-е гг. он отправился в урочище Байконур. Тогда вокруг Байконура “на сотни окрест царствовала Бетпак-дала – Голодная степь, и только верблюжьи тропы пересекали ее. В самом урочище жили лишь скорпионы и каракурты. Но, понимаешь, какая штуковина: в Байконуре опасно спать у костра и без костра. Если костер – на огонь лезут скорпионы, если без костра – может ужалить каракурт. И мы спали на песке, окружив себя веревками из верблюжьего волоса. Скорпионы и каракурты не выносят верблюжьего запаха,” – рассказывал Алдан-Семенов, вернувшись в Омск, И.Шухову.

Сообщил он и о своей поездке в Семипалатинск, где был свидетелем процесса над атаманом Анненковым, рассказал о необычной демонстрации, состоявшейся в дни суда. Из Сибири, Семиречья, Горного Алтая, из окрестных станиц съехались тысячи пострадавших от “черного атамана”. Колонны искалеченных людей “безмолвно шли по улицам города. Это была демонстрация человеческого страдания, горя, бед, принесенных Анненковым в годы гражданской войны. И то, что люди шли молча, особенно потрясало”.

В это же время, благодаря И. Шухову, состоялось знакомство Алдана-Семенова с П.Васильевым, “поэтом, никого не повторяющим и поэтому – неповторимым, … трагическим без позы, оптимистом без наигрыша,… ворвавшимся в русскую поэзию подобно степному вихрю…” – так скажет впоследствии Андрей Игнатьевич, вспомнив своего друга.

В 1935 г., в числе таких поэтов как А.Твардовский, М.Исаковский, по заданию редакции газеты “Правда” он активно работает над созданием антологии “Творчество народов СССР”. “Редакция предложила каждому из нас поехать в любую республику переводить на русский язык народное творчество. Я избрал Казахстан, который полюбил и сейчас люблю за его многоцветный, яркий и сложный мир, люблю его поэтов и писателей.”

У Алдана-Семенова много переводов казахских поэтов, в том числе Касыма Аманжолова, Мажита Даулетбаева. Он воссоздал биографию Джамбула из собственных воспоминаний акына, перевел на русский язык несколько его песен, которые были опубликованы в центральных газетах: “Песня от всей души” – в “Правде” 1 января 1936 г., “Песня цветущей старости” – в “Известиях”, “Песня на рассвете” – в “Литературной газете”.

Изучая карагандинские страницы жизни С.Маркова, Ю.Попову удалось выяснить, что впервые Л.Мартынов и С.Марков, с которыми П.Васильев в 1932 г. в Москве выпустил книгу “Песни киргиз-казаков”, посетили Караганду вместе осенью 1931 г., по заданию редакции журнала “Наши достижения”.

В 1929 г. у гор Кокшетау началось строительство железной дороги в “хлебные степи и на угольную Караганду и далее на Балхаш” (Л.Мартынов). Эта дорога не была столь известной как Турксиб, но значение имела не менее важное. “Караганда – ключ, открывающая каменную дверь Центрального Казахстана” – так образно написал об этом событии Л.Мартынов.

Итогом поездки молодых журналистов стали очерки, в которых они рассматривают шахтерский город не только с точки зрения проблем 1931 г., но и представляют будущее промышленного края, которое “уже предрешено гудками первой пятилетки” (Л.Мартынов). В очерках нашли отражение вдохновенный труд людей, проблема водоснабжения Казахстана, разработка новых месторождений полезных ископаемых.

Л. Мартынов и С.Марков, как и многие их собратья по перу, в юности много путешествовали. Мартынов работал в балхашской экспедиции Уводстроя, был сборщиком лекарственных растений на Алтае, летал над барабинской степью на агитсамолете, прошел пешком по трассе будущего Турксиба.

С.Марков побывал в Голодной степи, пустыне Кзыл-Кум, Чимкенте, Алма-Ате. “Как никто другой, писатель-географ, писатель-историк, он многое знал о земном шаре. После его публикаций неприметные географические пункты становились знаменитыми. Благодаря Маркову, слава о Караганде, Каркаралинских горах, руднике Семизбугы, реках Нуре и Ишиме разошлась по всему свету”. (Ю.Попов. “Индустриальная Караганда” 7.09.91 г.) И поэтому, не удивительно, что Казахстан занимает важное место в творчестве поэтов и находит отражение в целом ряде стихотворений, а также в книгах и очерках.

Второе свидание с Сары-Аркой у С.Маркова, приехавшего сюда в качестве корреспондента “Литературной газеты”, состоялось в 1957 г.

Я помню встречу случайную,
Нежданной дружбы следы.
И розу живую чайную –
Подарок Караганды.

Это стихотворение С.Марков написал после знакомства с Тиной Ивановной Кечекмадзе. По ее приглашению он выступил перед читателями в областной библиотеке, и она подарила ему розы. А зимой в те годы цветы в Караганде не продавались. Случай был редким и запоминающимся.

Надо отметить, что с карагандинцами Сергея Николаевича связывала большая дружба. Он переписывался со своим старым другом и учителем Л. Ф. Семеновым, организовавшим весной 1923 г. со своими помощниками, в числе которых был и С.Марков, первый краеведческий музей в Акмолинске, поддерживал переписку с художником Р.А.Граббе – автором экслибрисов, с журналистом В. А. Волгиным, с которым он познакомился еще в 30-е годы в Москве и многими другими.

В письме Т.И.Кечекмадзе от 2.04.58 г. он, обеспокоенный положением своего старинного приятеля и друга, бывшего узника ГУЛАГа М.Е.Зуева-Ордынца, просит ее “… оказать некое просвещенное покровительство. Возможно, Вы сможете устроить ему встречу с читателями. Он нуждается в общении с читателями, в известном внимании, так как долгие годы был в забвении. Он реабилитирован полностью, восстановлен в Союзе писателей, но еще полностью не вошел в колею обычной жизни”.

Имя Михаила Ефимовича Зуева-Ордынца, всю свою жизнь посвятившего жанру приключенческой литературы, хорошо знакомо старшему поколению. Повести и романы Зуева-Ордынца, теперь совершенно забытые, пользовались большой любовью у читателей, особенно – роман “Сказание о граде Ново-Китеже”. Член СП с 1934 г., он, как и многие писатели, начинал с газеты. В 1927 г. впервые принял участие в конкурсе и за рассказ “В овраге” получил I премию. В журнал “Всемирный следопыт” отправил рассказ “По разные стороны окна” - и вновь удача. С этого периода и началась его литературная работа.

Первая книга М.Зуева-Ордынца была издана в Ленинграде, в издательстве “Прибой” в 1927 г., называлась она “Желтый тайфун”. Ленинградский период жизни Михаила Ефимовича (1927 – 37 гг.) был периодом наиболее активной литературной работы. Он также много путешествовал. Был и в Сибири, и в Каракумах, в белорусских болотах, в казахских степях и в ямальской тундре. Плавал по морям и рекам и много писал. Трудно назвать ленинградский журнал или газету, в которой бы он не сотрудничал. Его повести, рассказы, очерки, фельетоны, литературные и театральные рецензии печатались в журналах “Звезда”, “Ленинград”, “Красная панорама”, “Резец” и др. Он был близко знаком с Ал.Прокофьевым, Вс.Рождественским, Н.Тихоновым, О.Берггольц.

Все оборвалось в 1937 г., когда М.Е.Зуев-Ордынец был арестован и осужден по 58-й статье и девятнадцать лет не имел права писать и печататься. Отбыв полностью срок заключения, на свободу он вышел инвалидом.

… Была метель, Караганда…
Буран шумел вокруг.
И я не зря пришел сюда,
В страну колючих вьюг;

В забоях, у подземных скал,
В расщелинах кривых,
Своих товарищей искал,
Но их уж нет в живых.

Их нет, но в мире есть печаль
И гнев тяжелых лет,
Тоска, могучая, как сталь,
И бесконечный свет.

Пусть мертвецы заговорят
И пусть им внемлет мир,
И миллиарды киловатт
Промчатся сквозь эфир!

(С.Марков в письме к М.Е.Зуеву-Ордынцу от 1.04.58 г.)

В “стране колючих вьюг” произошло знакомство М.Е.Зуева-Ордынца с Е.А.Вяловой, женой Павла Васильева. Поселок Актас, где они жили, возник после войны, когда началось освоение западного участка Карагандинского угольного бассейна. И здесь же, в этом поселке, селились бывшие узники ГУЛАГа, которых неохотно принимала даже Караганда.

В дневнике Зуева-Ордынца среди записей о творческих планах и раздумий о жизни и литературе, есть строки и о П.Васильеве.

“1956 г. 5 мая, суббота.

Письмо от Елены Александровны.

…Прописки в Москве добилась. Молодец! Добилась с помощью И.М.Гронского (написавшего письмо В.М.Молотову) полной реабилитации своей и П.Васильева. Павел расстрелян. Рукою Сталина. Лена познакомилась со следователем, отказавшимся вести дело Павла за отсутствием преступления. Он за это, конечно, пострадал. А следователь, доведший дело Павла до конца, сейчас в сумасшедшем доме, в безнадежном состоянии.

Но самое главное! Она уже заключила договор на издание Павла. Сначала однотомник, потом будет двухтомник. Лена сидит в библиотеках, собирает, ищет стихи Павла. Мы ее жалели, а ей можно только завидовать. У нее есть смысл жизни, и какой смысл! Вернуть народу если не Павла, то его творения. Благородная задача!

Нельзя не отметить эпистолярное наследие М.Зуева-Ордынца, архив которого содержит в общей сложности более 600 писем разных лет. Он переписывался с Н.Ановым, его товарищем по 30-м годам, Ф.Моргуном, бывшем в то время секретарем правления СП Казахстана, поэтом Н.Пичугиным, П.Косенко, редактором издательства “Жазушы” У.Канахиным. Из Ленинграда ему писали О. Берггольц, П.Капица, из Москвы – Е.Вялова…

Михаил Ефимович принимал деятельное участие в работе областной писательской организации, был частым гостем в школах, библиотеках, на литературных вечерах. Он создал целый ряд крупных художественных произведений: “Хлопушин поиск”, “Бунт на борту”, “Вторая весна”, “Сказание о граде Ново-Китеже”, “Свинцовый залп”, повесть о своей жизни “Дело № 179888”.

Его произведение “Вторая весна” вышло за рамки привычного приключенческого жанра. Это одно из лучших произведений об освоении целины в Казахстане. В апреле 1957 г. писатель, не послушавшись врачей, которые были против такой поездки, отправился по бездорожью на целину. Вернувшись с богатым материалом, под свежими впечатлениями от поездки, он приступил к созданию повести, за которую был удостоен медали “За освоение целинных и залежных земель”.

Творчество поэтов и писателей нельзя изучать вне времени, а время – это, прежде всего, люди. И Дом-музей ведет кропотливую поисковую работу по изучению поэтического окружения П.Васильева в 20-30-е гг. И оказывается, даже то, что выглядит знакомым и всесторонне изученным таит в себе возможность самых неожиданных находок и дополнений. Такие открытия – большие или малые – одинаково приносят вполне понятную радость.

Древние римляне оставили поучительный завет: один может открыть больше другого, но никто - всего. И мы, следуя этой заповеди, стремимся узнать как можно больше, чтобы сделать наши знания и находки достоянием всех, кого интересует литература, культура и история.

Ведущий научный сотрудник
Дома-музея П.Васильева З.С.Мерц