Дом-музей
Павла Васильева
рус

Кашина Л.С. "И колокол пространства голубой..."

Так называется публикация Д.Г.Санникова в разделе «Отечественный архив» журнала «Наш современник» № 12 за 2001 г. «Неизвестные стихи Павла Васильева».

«Мой отец, поэт Григорий Александрович Санников (1899-1969), сохранил и впервые опубликовал поэму Павла Васильева «Христолюбовские ситцы». С декабря 1935 года по июнь 1937 года Санников работал редактором отдела поэзии и ответственным секретарем журнала «Новый мир». Павел Васильев закончил поэму в 1936 году и отнес ее в «Новый мир», где она уже готовилась к печати, когда в феврале 1937 года поэт был арестован.

После реабилитации Павла Васильева, в середине 50-х годов, Санников передал поэму «Христолюбовские ситцы» в журнал «Октябрь», и она была опубликована в № 8 за 1956 год (с небольшой купюрой), а затем в сборнике Павла Васильева «Избранные стихотворения и поэмы» (ГИХЛ, М., 1957). И.М.Гронский, тогдашний ответственный редактор «Нового мира», впоследствии напишет: «К счастью, машинописный экземпляр поэмы «Христолюбовские ситцы» сохранил поэт Г.А.Санников, работавший тогда секретарем редакции журнала. По тем временам этот поступок требовал гражданского мужества». На сборнике Павла Васильева «Стихи и поэмы» (1964 г.) есть дарственная надпись: «Григорию Александровичу, лучшему другу, за Вашу настоящую любовь к творчеству моего мужа Павла Васильева и за спасение поэмы «Христолюбовские ситцы» с глубокой любовью и уважением дарю этот сборник. Е.Вялова-Васильева. 14/IV-64. Москва».

И.М.Гронский был отстранен от должности редактора «Нового мира» после № 4 1937 года, а в июле 1938 года арестован. Он провел в лагерях (Воркута, Караганда) 16 лет. Вскоре после возвращения в Москву (в конце 1953 года) Гронский пришел к нам в гости на ул.Фурманова и долго, много часов рассказывал о своей ссылке. Помнится мне, что говорил он тогда и о возможной причине своего ареста и ссылки: он случайно увидел завизированный Сталиным приказ о расстреле Павла Васильева, и тот узнал об этом, а уверял ранее Гронского, что ничего об аресте Васильева не знает. Похоже на правду, особенно если учесть, с каким пристрастием относился Сталин ко всему, что касалось его лично.

Разбирая недавно архив отца, я обратил внимание на стихотворение Павла Васильева «Крестьяне» - машинопись на шести страницах. По-видимому, отец забыл о нем. Я решил проверить, не было ли опубликовано это стихотворение. Оно не входит отрывком ни в одну из его поэм. Нет такого стихотворения ни в сборнике, выпущенном в Большой серии «Библиотека поэта» (Советский писатель, Л., 1968), ни в сборнике «Верю в неслыханное счастье: Стихотворения» (Молодая гвардия, М., 1988), где есть раздел «Из забытого и неизданного», ни в более поздних сборниках поэта. Не зафиксировано оно и в самом обширном библиографическом указателе «Русские и советские писатели. Поэты». Т. 4 («Книга», М., 1981).

 

Д.Г.САННИКОВ

ПАВЕЛ ВАСИЛЬЕВ

КРЕСТЬЯНЕ

Они рождались
На крутых, на низких
Березовых,
Сосновых берегах,
В краях татарских,
Русских,
Черемисских
На тех полянах,
И на тех лугах –

Что, дугами червленными опеты,
Не чуяли созвездий над собой,
Все в медуницу пьяную одеты.
Но знаю я –
На свете горше нету
Татарки крови
Черной и рябой…

И колокол пространства голубой
Раскачивался
На мизинце бога…
Мне говорят:
Была она убога,
Была бедна,
Бессмысленна,
Темна –
Глухих веков этапная дорога,
Родившая
Все сущее
Страна.

Но может быть,
Мы вспомним на досуге
О людях тех,
Чья слава горяча –
О разинском
Несокрушимом струге,
О занесенной
Сабле Пугача.

О том, как после
В гиганье и свисте,
Пускай еще
Совсем не коммунисты,
Но правду все ж
Почуявши свою,
За революцию
На чистом поле брани
Дрались они, товарищи крестьяне,
И падали
Убитыми в бою!

И странно было слушать командирам,Ка
к средь тайги
Внезапно возникал
И рос,
И выше поднимался вал –
Сто деревень собравшихся
Всем миром
Затягивало
«Интерниционал».

В снегу
В ветвях сосновых,
Бородаты,
В овчинах рыжих,
В красных кушаках,
С винтовками и вилами в руках,
Сняв шапки, пели мужики,
Солдаты
Великой, славной
Армии труда,
Среди тайги
Под знаменем свободы!
И славно
Их встречали
В эти годы,
Когда они врывались в города!

И сабли
Вожаков их безызвестных
Тугая сталь,
Не дрогнувшая в честных,
За честь народа
В поднятых руках,
Среди других особенно сверкая,
Останется,
Горя, не умирая,
Свидетельством
Бесстрашия в веках.

И даже
В славных песнях
Первой Конной,
Которую
Как бурю вел Буденный,
Их вольный голос
Слышится суров –
Оно недаром славилось –
Крылато
Лихое войско Красного Мюрата,
На всем скаку
Сметавшее врагов!

Их кони в гневе,
В ярости косили
Кровавый глаз…
Сквозь облачную рядь
Крестьянская, бедняцкая Россия
Голосовала шашкой за Октябрь.
На тыщи верст,
За гребнями Урала
Страна слова присяги повторяла,
Слова огня – которые пою…
За революцию
На чистом поле брани
Дрались они, товарищи крестьяне,
И падали
Убитыми в бою!

И где-нибудь
Под Ачинском,
Бывало,
В глухом селе,
У снежного привала
Шла похоронов горькая тропа;
Мороз крепчал.
Мать голосила в сенцах,
И гроб несли
На белых полотенцах.
Без песен,
Без оркестра,
Без попа.

Лишь хруст
Сосновых веток в изголовье,
Да бант багровый,
Шелковый от крови,
Да над тайгою
Поминальный дым,
Друзей бойца
Глухое полукружье,
И боевое верное оружье
Нес у седла
Печальный конь за ним!

Но клятвы крепче не было,
Чем эта,
Над славным прахом,
Отданным земле,-
Она пылала
Заревом во мгле,
Полотнищем
Невиданного света.

Твой полдень, революцию любя,
Бессмертная,
Великая,
Живая,
Не песню ль
О погибшем за тебя
В колхозах
Запевалы запевают!
Он славно жил
И умер
Так, как надо.
И лучшая,
Высокая награда
Получена еще при жизни им –
Он жил свободно!
И когда знамена
Военные поднимешь…
Поименно
Нас созови – в полки и эскадроны,
Мы
Жизни для тебя
Не пощадим!

Публикация и подготовка текста Д.Г.Санникова

Этот журнал был подарен Дому-музею председателем комиссии по творческому наследию П.Васильева в Москве Сергеем Куняевым. Не нужно говорить, как дорог был для нас этот подарок. Каждый документ, особенно каждое стихотворение – это штрих к творческой биографии поэта, это его мысли, те общественно-политические события, которые волновали поэта. Каждая строка прочитывается теперь совсем по-иному – глубже, серьезнее, ответственнее.

Одно время П.Васильев причислялся к крестьянским поэтам, поэтам есенинского круга и может быть одним из свидетельств современников было и стихотворение «Крестьяне», которое дошло до нас только сейчас.

Крестьянская тема, тема коллективизации, социалистического строительства и место крестьян в строительстве новой жизни, которую они завоевывали с оружием в руках, не могла не волновать П.Васильева. Жить свободно – это мечта и самого поэта.

И лучшая,
Высокая награда
Получена еще при жизни им –
Он жил свободно!

Павлу Васильеву не довелось получить эту награду – творить свободно, за что он отдал бы жизнь

И когда знамена
Военные поднимешь…
Поименно
Нас созови – в полки и эскадроны,
Мы
Жизни для тебя
Не пощадим!

Конечно, есть строки с пафосом, написанные по велению времени, но основная мысль прошла сквозь сердце поэта. Ибо поэзия – это самое высокое из искусств, в котором ярче и полнее звучит голос сердца, и отрадно, что этот голос услышан столько лет спустя.

Директор Дома-музея
П.Васильева Л.С.Кашина

Опубликовано в газете «Новое время» № 7 от 13 февраля 2002 г.